Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

РЕПЛИКОН

(no subject)

И снова с вами флэшмоб-рубрика "Ликбез по исскуству для тех, кто в тапке"
Оставивший коммент получает случайную цифру, сгенерированую онлайн-кубиками. Этой цифре равно количество дней, которые он берётся вести просветительскую передачу по штырящим но недостаточно распиаренным деятелям искусства.

Сегодняшняя тема - Александр Ланин

Одна жизнь Дашратха Манджхи

Дело было недавно, почти вчера - засекай полвека до наших дней.
Деревушка в Бихаре, над ней гора. И тропа в обход. И гора над ней.
Путешествие в город съедало дни, напрямик по скалам - смертельный риск.
Вот крестьяне и жили то вверх, то вниз. Да и что той жизни - навоз да рис.

Он - один из них, да, считай, любой,
И жена-хозяйка, считай, любовь.
И гора смолола её, урча,
В хороводе оползня закружив.
До больницы день. Это птицей - час.
Это птицей - час, а телегой - жизнь.

Тишина скользнула к его виску, прошуршала по глиняному порогу.
Неуклюже щерилась пасть окна, свежесломанным зубом белел восход.
И тогда крестьянин достал кирку и отправился делать в горе дорогу,
Потому что, если не можешь над, остаётся хотя бы пытаться - под.

- "Здравствуй, гора, - и удар киркой - это тебе за мою жену,
За скрип надежды по колее, бессилие, злость и боль.
Здравствуй, гора, - и удар киркой - это тебе за то, что одну
Жизнь мне суждено провести в этой борьбе с тобой!"

Он работал день, он работал два, он работал неделю, работал год.
Люди месяц пытались найти слова, а потом привыкли кормить его.
Догорит геройства сырой картон, рассосётся безумия липкий яд,
Только дело не в "если не я, то кто", дело даже не в "если никто, то я".

- "Здравствуй, гора, к чему динамит, я буду душить тебя день за днём,
Ломать твои кости, плевать в лицо, сбивать кулак о твою скулу.
Здравствуй, гора, к чему динамит, ты ещё будешь молить о нём
Все эти двадцать калёных лет, двести палёных лун!"

И гора легла под кирку его.
И дорога в город - примерно, час.
Потому что время сильнее гор,
Даже если горы сильнее нас.
Человек-кирка. И стена-стена
Утирает щебня холодный пот,
Потому что птицы умеют над,
Но никто иной не сумеет под.

Помолчим о морали, к чему мораль. Я бы так не смог, да и ты б не смог.
Деревушка в Бихаре, над ней гора. У горы стоит одинокий бог.
Человек проступает в его чертах - смуглокожий, высушенный, босой,
Не умеющий жизни свои считать. Да и что той жизни - земля да соль.

Атака "Мертвецов"

Чернела трава, как изрубленный пулемётчик.
Сухой неуступчивый ветер сменил прицел.
Сбивался на мат перепуганный переводчик.
С проклятого русского. В чёртовом Осовце.

Как будто бы смерть, что всё время ходила рядом,
В него уронила тяжёлый зелёный взгляд.
Из облака хлора, по чёрным ступеням яда
На свет выползали шеренги живых солдат.

Пузырилась кровавая харкота,
Блестела ржавь на лезвии штыка -
В атаку шла тринадцатая рота
Землянского пехотного полка.

Последние ошмётки гарнизона,
Не разбирая, умер или жив,
Вышагивали, скатку горизонта
На правое плечо переложив.

За левым аммуниция покруче -
С пустым прищуром выморочных глаз.
И поднимался мёртвый подпоручик -
За этот день уже не в первый раз.

Их крик "ура" другие не подтянут.
Кривились рты, как трупы по колам -
Из-под мочой пропитанных портянок
Тянулся кашель с хрипом пополам.

Куда там царь с отечеством и верой,
Клоками кожа: точно - мертвяки.

И оседали линии Ландвера,
Как вскрытые штыками гнойники.

У славы нет вкуса, и запах её нестоек.
Глотай, подпоручик, что ветер тебе принёс.
По вашим отравленным трупам пройдёт историк,
Дешёвым бумажным платком прикрывая нос.

Тебе не сказали, что славу куют иначе:
Обоз да фураж, да снабженцы - творцы побед.
Немного геройства и много тупой удачи,
Да пушки Канэ, растерзавшие бедных "Берт".

Для чуда нет места, на подвиги нет заказа.
Никто не вставал ни из мёртвых, ни за царя.
Кто были под газами - те полегли от газа,
А вам посчастливилось, собственно говоря.

Лежи, подпоручик, тебе выступать не дело -
Посмертный "Георгий", и двигай до райских нар.
А крепость держалась ещё полторы недели,
А к третьему Спасу и вовсе была сдана.

Я вас прошу: не надо, не вникайте.
В нас нет вины - и в этом нет вины.
Раскрашивая линии на карте,
Мы тешимся иллюзией войны.

Пока мы здесь - ботаны и задроты -
В неё игрались хлором и свинцом,
В легенду шла какая-то там рота
Какого-то полка под Осовцом.

Им не дожить и до второго Спаса.
Им нет цены - и это их цена.
И если правда перевесит пафос,
То мне такая правда не нужна!

И дело не в долгах отчизн и вотчин
И не в атаке этой штыковой,
А просто миру нужен переводчик -
Одновременно мёртвый и живой.

Бессильные

Мы - Бессильные. Лучшие воины императора.
Наша кровь состоит из ртути, слёзы - из оргстекла.
Когда под столицей сходятся кочевники и пираты,
Наша пора ещё не пришла.

Когда огонь пожирает часовню святого Горя,
И пальцы мучеников царапают сажу стен,
Император знает: пираты вернутся в море,
Кочевник ускачет в степь.

Мы - Бессильные. Мы мощней осадных орудий.
Одним ударом и шлем, и всадника, и коня.
Мы идём парадом и растерянный люд орущий
Видит эпоху мира, истончившуюся до дня.

Император ждёт, пуская в расход весь войсковой запас,
Переплавляя в пули сэкономленные медали...

И когда уже ничего не сделать, он призывает нас
Затем, чтобы кто-то сражался, когда все остальные пали.

https://www.facebook.com/nesnova/videos/2123797954318414/
https://vk.com/thorix_txt

#ЛикбезДлятехКтоВТапке
РЕПЛИКОН

(no subject)

Одна из вещей, которые я абсолютно не способен понять в человеческом мышлении - это иерархия важности событий в зависимости от их расположения относительно начала/конца жизни. Это самое мышление, в рамках которого события детства - фигня (если, конечно, не смеют отзываться долгоиграющими последствиями на более поздних этапах), события молодости какими бы счастливыми (или наоборот, несчастными) они бы ни были - фигня, если ты, конечно, не помер молодым, а самый важный стакан - это тот стакан, который тебе подадут (или не подадут) когда помирать будешь, важнее его - только что сделают с твоей тушкой после смерти, когда у тебя если и останется способность что-то ощущать и переживать, то уже не той тушкой.
Жизнь человека воспринимается как история, ориентированная на постороннего читателя, где энд в конце - это именно хэппи-энд, а не один из кадров повествования, который, в каждое мгновение ЕДИНСТВЕННЫЙ для того, кто его переживает.
Кто как, а я неспособен постичь, почему мгновение, лет через пятьдесят сто (или через пять минут), когда мне предстоит сдохнуть, должно быть для меня важнее чем эта.
А кто-то понимает?
РЕПЛИКОН

Колокола

(Исполнение Дж.Р.Маркин)

Кхалиси к вам с дракарисом пришла,
А кто-то зря надеялся и верил,
Что зазвонят с утра колокола
И прекратят ненужные потери.

Дейнерис взмоет в небо на заре,
Окинет взглядом крыши и балконы.
"Я так замерзла", - скажет, - "Обогрей"
(их всех)
И вниз направит чёрного дракона...

Спросонья Денни зла, пощады нет!
Погибли все, а выжившие плачут...
Случился б штурм не утром, а в обед -
И всё могло бы кончиться иначе.

Теперь в реальный мир пора назад.
Заслышав звон, встаёт кхалиси сонно
И разлепляет красные глаза,
Чтоб сжечь будильник пламенем дракона...
РЕПЛИКОН

(no subject)

В эту ночь решили самураи от Катюши передать привет…

Расцветали яблони и груши,
Полегли туманы, широки.
Выходила на берег Катюша,
Перейти границу у реки.

Выходила, песню заводила,
Наступала грозная броня,
Про того, которого любила
Под напором стали и огня

Но разведка доложила точно
Про степного сизого орла,
У границ земли дальневосточной,
Про того, чьи письма берегла.
РЕПЛИКОН

(no subject)

Пусть я погиб под Ахероном*
Воды из Леты перебрав
Орел шестого легиона,
Орел шестого легиона
Все так же весел и двуглав**


Я знал что век не будет вечен
На трезвой жизни ставя крест
Орёл мою терзает печень
Орёл мою терзает печень
Однажды он её доест


Налью в стакан отнюдь не кофе
Возлягу пьянствовать всерьёз –
И мой орлиный римский профиль
И мой орлиный римский профиль
Украсит ярко-алый нос


Так плачет мышь, вгрызаясь в кактус,
Так Пифагор делил на нуль...
Мы сели пить – УЖЕ был август
Мы сели пить – УЖЕ был август
Теперь глядим – ЕЩЁ июль…


Пусть я погиб под Ахероном
Над чёрным Стиксом строя мост
Орлом шестого легиона
Орлом шестого легиона
Закусим мы заздравный тост!

*Я долго недоумевал: как герой оригинала сумел погибнуть ПОД Ахероном? Река ж, всё-таки…

Потом понял: герой копал под рекой туннель, за этим занятием его застиг Харон, и пришиб веслом.

** «Орел шестого легиона

Все так же весел и двуглав»

Сие двухстрочие создано сэром Генри Лайоном Олди, в романе «шутиха». Увы, развивать тему сэр Олди, насколько мне известно, не стал.
РЕПЛИКОН

По итогам очередного холиварварства

Ну блин... Когда же до них всех дойдёт: сама по себе информация, не может травмировать ничью психику. При всём желании не может. Травмировать может столкновение информации с сущестующей в чьём-то уме картиной мира, коничившееся крушением оной картины. Так что прежде чем орать о защите от тех или иных ужасных знаний, просто сядьте и подумайте: Стоит ли изначально создавать эту долбаную картину? 
ГНОМ

(no subject)

- Внемлите: так было в начале времён!

Мороз пробирал до костей. Морозу было плевать на плащи из шкур, и утепленные стекловатой куртки – сегодня была его ночь, Ночь Белого Хлада.

- В те дни рядом с людьми ходил Бог – единственный бог, которого они знали. Бог зимы и крови!

Дрова пылали ядовито-зеленым пламенем. Люди жались к огню, то протягивая к нему руки, то потуже натягивая респираторы. Пренебрёг маской один лишь шаман – этой ночью ему было дела до таких мелочей. Хриплым, каркающим голосом он говорил – и племя внимало, затаив дыхание. Эта ночь – важнейшая в году.

В ночь белого хлада к людям приходит ОН.

- Бог ходил рядом с людьми. А вместе с ним ходили смерть и зима. Зима и смерть!

Словно в ответ на слова шамана из темноты донёсся волчий вой. Шаман воздел к небу железный рубчатый посох, увенчанный ветвистыми рогами.

- Но однажды люди отреклись от Бога. И построили они города, за стенами которых пытались навечно спрятаться от зимы и от смерти! И прогневался Бог, и покинул людей!

Шаман закашлялся. Красные брызги из горла уже испятнали снег вокруг него. Он знал что ему осталось недолго, ему было важно досказать главную историю этой ночи.

- И много столетий жили покинутые Богом люди в беспамятстве и забвении. И лишь раз в году, в Ночь Белого Хлада немногие, оставшиеся верными вспоминали о Боге, и ждали: Не вернётся ли он к ним? Не явит ли он им свой знак: кровь на снегу?

- И однажды, вернейшие из верных решились. Они добыли самое великое оружие, какое было когда либо у людей, и обрушили смерть на города. А когда пепел сгоревших городов вознёсся к небу, подобно огромным грибам, вслед за великой смертью пришла великая зима – Потому что смерть и зима всегда ходят вместе!

Метель швыряла в огонь пригоршни снега. За пределами круга освещённого костром царила непроглядная тьма.

- И возрадовался Бог, и вернулся к людям. И с тех по, каждый год…

Шаман умолк на полуслове, потому что в круг костра вошёл ОН

Он был высоким и массивным. Его меховые одежды, пропитанные свежей, кровью казались ярко-алыми в свете костра, а борода искрилась ослепительно белым, как только что выпавший снег.

Гость скинул с плеча в снег огромный кожаный мешок. Обвёл людей взглядом, пристально заглядывая каждому в глаза.

А потом спросил:

- Ну, и как вы вели себя в этом году? Хо! Хо! Хо!

РЕПЛИКОН

Сомалийский катаклизм

PiratesVsTemp.svg

 Собственно, с этой таблицы всё и началось.

 В 2013-ом году учённые окончательно убедили мир в непосредственной связи между масштабами морского пиратства(пиратство книжное оказалось не при чём)и глобальным потеплением. Мировая общественность наконец-то осознала всю ответственность миссии Сомалийских корсаров, и дружно кинулось им помогать в их тяжкой борьбе за спасение экологии.

 США подарило Сомалицам списанный авианосец. Германия - пару старых, но ещё крепких подводных лодок. Евросоюз скинулся на парусный фрегат. Россия под шумок выбила из ООН субсидию на продажу Сомалийцам лёгкого стрелкового оружия, до 200-милиметрового калибра включительно.

 Великобритания всеобщему порыву не поддалась, зато начала формировать на гибралтаре абордажную эскадру имени Моргана и Дрейка.

 А в 2015-ом году в территориальных водах Сомали накопилась критическая масса пиратов. накопилась, и сколлапсировала.

 Теперь в Сомали уже нет глобального потепления - как, впрочем нет и жизни. всю территорию Африканского Рога покрывает мини-Антарктида. Из Аденского залива целыми стадами выплывают айсберги, на Гибралтаре базируется ледокольная эскадра имени Стэнли и Ливингстона, а мировая общественность ежегодно возлагает цветы к памятникам Сомалийскому народу, героически павшему в борьбе с глобальным потеплением.

РЕПЛИКОН

(no subject)

И при неоценимой помощи всё той же команды (the_kot, [info]potanya [info]skyuni)...


Пусть я погиб под Ахероном*
Воды из Леты перебрав
Орел шестого легиона,
Орел шестого легиона
Все так же весел и двуглав**


Я знал что век не будет вечен
На трезвой жизни ставя крест
Орёл мою терзает печень
Орёл мою терзает печень
Однажды он её доест


Налью в стакан отнюдь не кофе
Возлягу пьянствовать всерьёз –
И мой орлиный римский профиль
И мой орлиный римский профиль
Украсит ярко-алый нос


Так плачет мышь, вгрызаясь в кактус,
Так Пифагор делил на нуль...
Мы сели пить – УЖЕ был август
Мы сели пить – УЖЕ был август
Теперь глядим – ЕЩЁ июль…


Пусть я погиб под Ахероном
Над чёрным Стиксом строя мост
Орлом шестого легиона
Орлом шестого легиона
Закусим мы заздравный тост!

*Я долго недоумевал: как герой оригинала сумел погибнуть ПОД Ахероном? Река ж, всё-таки…

Потом понял: герой копал под рекой туннель, за этим занятием его застиг Харон, и пришиб веслом.

** «Орел шестого легиона

Все так же весел и двуглав»

Сие двухстрочие создано сэром Генри Лайоном Олди, в романе «шутиха». Увы, развивать тему сэр Олди, насколько мне известно, не стал.

РЕПЛИКОН

Гонки по трассе Самарканд - Дамаск. забег третий...

    Дело было в Самарканде.
  К суфийскому мастеру прибежал запыхавшаяся ученица: 
  – Учитель! Я видел сейчас на базаре Смерть, и она улыбнулась мене! Ссуди меня деньгами, я куплю самого быстрого коня, ускачу в Дамаск и так обману её!

   – Милочка…   – Улыбнулся ей учитель – Я конечно понимаю, что сахар – это белая смерть, а сладкое улыбается тебе с каждого прилавка на базаре, но зачем так всё драматизировать?


  Дело было в Самарканде.
  К суфийскому мастеру пришёл его ученик и спросил: 
  – Учитель! Кто смотрит на человека из пруда, когда тот склоняется над водой?

  – Это смерть   – Ответил учитель.

  –А что делать?  – Спросил ученик.

  – Улыбнись ей. И она улыбнётся в ответ.


  Дело было в Уэллсе.
  К друиду прибежал запыхавшийся ученик: 
  – Учитель! Я видел сейчас на базаре Смерть, и она улыбнулась мене! Ссуди меня деньгами, я куплю самого быстрого коня, ускачу в куда подальше, и так обману её!

  – Жди меня здесь! – велел учитель.

  Через час он вернулся, ведя лошадь и приговаривая:

  – Ну что, Ночная Кобыла, допрыгалась? А нефиг было парня пугать! Теперь сама же и повезёшь его в Дамаск!


  Дело было в Махараштре.
  К патриарху общины душителей прибежал запыхавшийся ученик: 
  – Учитель! Я видел сейчас на базаре Смерть, и она улыбнулась мне!

  – Такими вещами не хвастают вслух! – Строго осадил его учитель.


И Спасибо за добавление,  morelas


  Дело было в Самарканде.
  К суфийскому мастеру прибежал запыхавшийся ученик:
  – Учитель! Я видел сейчас на базаре Смерть, и она улыбнулась мене! Ссуди меня деньгами, я куплю самого быстрого коня, ускачу в Дамаск и так обману её!
 – Сгинь нечистая сила! Зачем ты пришел ко мне из загробного мира? Тебя же убили еще утром!



  Дело было в Самарканде.
  К суфийскому мастеру прибежал запыхавшийся ученик:
  – Учитель! Я видел сейчас на базаре Смерть, и она улыбнулась мене! Ссуди меня деньгами, я куплю самого быстрого коня, ускачу в Дамаск и так обману её!
  – Хорошо, но тогда верни пояс шахида.