Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

РЕПЛИКОН

(no subject)

Серая бессонница

- Сколько дней вы уже не спите, господин мэр?

Голос незнакомца не разбудил господина Оле Ньюмана. Вопрос раздался лишь секундой позже того, как мэр Экманхольма оторвал голову от своего рабочего стола. Усталость на миг победила неслышимый звон в голове, подарив пару минут блаженного забытья. Но потом неслышный звон вырвал мэра обратно сюда.

Неслышный звон... Сказать кому раньше - никто бы не поверил, что такая дрянь бывает. Решили бы, что господин мэр спятил. Впрочем, он и так уже почти... Или совсем уже?

- Сколько дней вы не спите, господин мэр? - Терпеливо повторил неизвестный... или известный? Вроде он уже говорил с этим мужиком... Несколько недель назад? Нет, не недель... минут. Сколько?

- Не знаю, господин мэр. - Ответил незнакомец на последний вопрос, заданный, очевидно, вслух - Потому и спрашиваю. Но не меньше двух-трёх ночей, это точно. Вы позвали меня, господин мэр. Позвали меня, и я пришёл.
- Я… тебя позвал?.. - Оле Ньюман откинулся в кресле. Веки его на мгновение опустились. Может, удастся вырвать ещё пару минут дремоты? Нет… неслышный звон забился в голове ещё сильнее, заставляя распахнуть глаза. - Я помню, ты пришёл… Мужик, ты кто?
- Я Илмари, господин мэр. Илмари ушастый… - Незнакомец неприятно-терпеливо улыбнулся. Верноречивый Вяйнямёйнен, какая у него гнусная улыбка! Как он может быть таким терпеливым, когда у всех вокруг головы разрываются от неслышимого звона? - Вы послали за мной своего шерифа, когда поняли, что в ваш город пришли серые баньши. В ваш город пришли серые баньши. Вы помните это, господин мэр?
- Илмари ужасный? - Переспросил Оле Ньюман, встряхивая головой и смаргивая муть перед глазами. Сознание медленно прояснялось. Оле всё-таки был хорошим мэром.
- Илмари ушастый… - Терпеливо поправил незнакомец - Ушастый, господин мэр.
- Ушастый?.. - Хохотнул Оле - Ха… Хорошая шутка.
Левое ухо Илмари было маленьким, плотно прижатым к черепу, и почти терялось в длинных, тускло-серых волосах. Правое ухо было наполовину таким же, а наполовину отсутствовало, срезанное чем-то острым.
- Хорошая, - согласился посетитель. - Хорошая шутка, господин мэр. Жаль, не моя. И вдвойне жаль, что вообще ничья - мне даже некого за неё поблагодарить. Но давайте ближе к делу, господин мэр. Сколько дней уже длится в городе бессонница? Весь ли город она захватила? Вы пытались что-нибудь с этим сделать?
- Илмари ушастый… Я посылал не за тобой. Точно, не за тобой. Я посылал за Окасти, ох… ох… - Мэр стиснул голову в ладонях.
- Вы посылали за Окасти, охотником на Мантикор, господин мэр, - кивнул Илмари. - Окасти сейчас в Гирвасе, быстрее чем за неделю он сюда не успеет. Вы хотите ждать неделю, господин мэр?
- Нет! - Оле привстал, опираясь на подлокотник, стукнул кулаком  по столу. Пустая чернильница, печально звякнув, завалилась на бок, - Ловхи побери, я не хочу ничего ждать! Ты можешь всё сделать за Окасти?! Можешь или не можешь?
- Могу, господин мэр. Но для начала скажите: сколько ночей прошло?
- Сколько ночей… - Мэр опустился обратно в кресло. - Сколько ночей… Три? Или семь? Десять? Нет, вроде пять… Да, пять…
- Пять? - Переспросил Илмари.
- Слушай и не перебивай. Сейчас среда? Да, точно среда… Или не среда? Отвечай, безухий! Эммм… Пожалуйста, отвечай...
- Ушастый, господин мэр. Вы абсолютно правы, среда. Правда, дело к вечеру и она уже кончается.
- Ловхова среда… Сначала я просто ворочался по пол-ночи. Одну ночь… Вторую… Да, к утру второй я тоже заснул… Нет, не к утру. К полудню… Тогда они ещё не будили нас в полдень. Ловховы баньши, они ведь не любят солнца?
- Да, господин мэр - Илмари поправил странный, покрытый рыжими и бежевыми разводами воротник своего плаща. - Никто из мантикор не любит солнца. Серые баньши не особо его боятся, но не любят. Да, не любят, господин мэр. Но ваш город они невзлюбили. Сегодня они пели и в полдень.
- Пели? - Кривой жуткой улыбкой ухмыльнулся Оле. - К Ловхи такие песни. На третью ночь в моём ловховом городе не спал никто… Да к Ловхи ночь, на третий день, будь он неладен, никто не спал. В ловхов, будь он проклят, полдень. И в ловхов четвёртый день. И в пятый. Люди не выдерживают. В моём городе, будь он неладен… то есть уже… уже неладен… В моём городе больше двух десятков мертвецов. Или больше. Или ещё больше. Можешь, Ловхи тебя подери, сходить посчитать. Чего уставился? Людей хватает кондратий, не выдерживает сердце, кто-то уже прыгнул с крыши, кто-то бежал в лес. Кто-то пытался уснуть, заливая глаза бормотухой, а потом натворил дел по пьяни… - Оле в сердцах пнул под столом пару пустых бутылок и разряженный арбалет. - А кто-то натворил дел и похуже, на трезвую голову. Дети вообще теперь чистые зверёныши: чем младше, тем страшнее. Почему, Илмари, почему?
- У детей слух не так испорчен. Они лучше прочих слышат песню серых баньши…
- К Ловхи!!! - Мэр сорвался на визг. - Почему это всё?
- Всё очень плохо, господин мэр... - Илмари задумчиво потеребил свой воротник - Очень, очень плохо.
- Да сам вижу, что нехорошо! - Полубезумно скривился Оле.
- Всё совсем плохо, господин мэр. Позвольте уточнить… Люди умирали от сердца, от пъянства, убивали себя…
- Убивали других… - подхватил мэр. - Верноречивый Вяйнямёйнен, я в жизни всякое повидал - и войну тоже. Но чтоб так…
- И ни одной жертвы с горлом, порванным когтями? Ни одного обглоданного трупа?
- Ни одного. А тебе мало?
- Это и плохо, господин мэр. Серые баньши пришли в ваш город не охотиться. Серые баньши пришли в ваш город воевать.
- Верноречивый Вяйнямёйнен... проклятье! - Мэр ещё раз пнул арбалет под столом.

- Вы знаете как охотятся серые баньши, господин мэр? Кстати, на людей они охотятся очень редко… Серые баньши выбирают дичь и кружатся вокруг неё, поочерёдно лишая её сна. Когда их жертва слабеет - они замолкают, давая ей заснуть так крепко, что к ней можно просто подойти и порвать горло, не боясь отпора. Но вы чем-то прогневали их Затворницу… Не спрашивайте чем, господин мэр. Нет, не прогневали, думаю, скорее напугали. И она объявила охоту сразу на весь ваш город.
- Проклятье… - повторил мэр. - Что ж делать?
- Лично вам, господин мэр - кричать. Кричите, это чуть заглушит песню баньши в вашей голове. А я пойду поищу помощников для охоты.
- Считай, уже нашёл. - Мэр, пошатываясь, поднялся из кресла и злорадно пнул валявшийся на полу труп. Труп размером с небольшую собаку был пепельно-серым, пушистым, с раскинутыми во все стороны тонкими паучьими лапками.
- Неплохо, господин мэр. - Илмари тоже подошёл к трупу. - Хмм… Самец… Немолодой уже… Как вы смогли его заметить и подстрелить?
- А Ловхи его знает… - Мэр потянул арбалет из-под стола. Тот отчаянно цеплялся плечами за ножки. - Пьяный был в дугу. Тогда ещё было что пить… А вот заснуть уже не помогало. Что-то мельтешило на крыше, я со зла выстрелил, потом полез в окно… А потом меня парни из пожарной команды снимали с крыши вместе с этой дрянью. Ну что, охотник, возьмёшь меня в помощники?
- Простите, господин мэр, но нет. Так что просто назовите мне имена. Мне понадобятся трое…
- Кхрмм…
- Да, господин мэр, больше троих брать с собой бесполезно. Во-первых, мне нужен человек, умеющий убивать. Убивать мантикор - неважно, каких именно, но убивать хорошо. Желательно чтобы он умел убивать ещё и людей, но это уж как получится - людей я умею убивать и сам. Мантикор, впрочем, тоже.
- Инкери. У этой сволочи не дрогнет рука убить кого угодно.
- Кто она?
- Бестиария в цирке. Если сможешь с ней договориться…
- Смогу. Ещё мне нужен музыкант. Инструмент не важен. Главное, чтобы умел схватывать музыку с голоса.
- Точно, был такой… - мэр почесал в затылке. - Ты сходи к Инкери, а я пока повспоминаю. Кто ещё тебе нужен?
- Человек, глухой от рождения, понимающий язык жестов. Найдётся?
- Даже и не знаю… Но если есть такой - обязательно вспомню, я в своём городе знаю всех… То есть знал.. Нет, знаю, но только не прямо сейчас… Что-то ещё?
- Да, господин мэр. Нам осталось обсудить цену спасения вашего города.
- Цену? - Мэр покрутил пальцем у виска. - Ты что, дурак? Ты ещё не понял, что мы все припёрты к стенке и согласимся на что угодно? Давай, называй свою цену, и покончим с этим.
- Нет, господин мэр, - покачал головой Илмари, - припёртым к стене не назначают цену. Мне не интересно, что вы готовы мне ПООБЕЩАТЬ сейчас. Мне надо знать: что вы готовы отдать мне на самом деле, когда всё закончится. И именно это вы мне сейчас скажете, господин мэр. Ни монетой больше и ни монетой меньше.
Серые глаза охотника выжидающе уставились на мэра. А потом ещё одна пара глаз - больших, чёрных, глубоко посаженных - открылась на его меховом воротнике.
РЕПЛИКОН

(no subject)

...Я не стал напоминать судье, сколько мы обещали ему за нашу победу на этом матче. Я просто шепнул ему: "Не свисти - денег не будет!"....
РЕПЛИКОН

Начитавшись Бормора…

– Итак, ты научился всему что надо – сказал  наставник. – остался последний ритуал, после которого, ты можешь идти в мир, вершить справедливость, защищать слабых и карать зло.

– Что я должен сделать? – спросил ученик.

– Ты получишь белое сердце, такое же как ношу я  – наставник погладил пальцем амулет из белого кристалла, висевший у него на груди  – помни, однажды надев его, ты уже не сможешь его снять.

– Что оно делает? Даёт силу? Защиту? Повышает скорость? Помогает советом, в безвыходных ситуациях?

– Белое сердце – это то что делает нас воинами света. Нося его ты будешь ощущать каждую рану которую нанесёшь врагу, как будто её нанесли тебе. Ты будешь переживать смерть каждого убитого тобой врага, как будто умираешь сам.

– Но наставник, это невозможно! Я… я… я просто не готов на такое…

– Что ж  – вздохнул наставник  – ты сделал свой выбор.

Светлый клинок, бесшумно вылетев из ножен, вонзился в грудь ученика. Наставник, охнув, осел на пол, держась за сердце…

…впрочем он почти сразу встал. Всё-таки не зря он полвека оттачивал умение убивать быстро и безболезненно…