elfiyahu

Category:

Зоошиза, преступное прекраснодушие, и ковчег отплывающий по следам “Титаника”.

Нет, уважаемые, здесь не будет мата в адрес российского бешеного принтера, и его свежего креатива по охране животных от жестокого обращения. Насчет мата - см. Малый Петровский Загиб, насчет сути - см. “Капитан врунгель”, концепция охраны кашалотов от вымирания в изложении адмирала Кусаки, насчет подробностей - см. ну, например, сюда https://l.facebook.com/l.php?u=https%3A%2F%2Fvk.com%2Fwall-59019484_18467%3Ffbclid%3DIwAR1UUAQdEbUf8KB4WM7TIGxpuAtO9Nw9gJQMlUJRqAEMo-IRE6Rf0nOuTTo&h=AT2KoOxnPkcJiPPoVn6CTAI_EVPssi3oNViz9BUEfY1NhnFS7bfjJUifvD05hnVh7JbEuhqZPnUrCv6b6_2YvL0iQNaw8FZTmX76pi3fifKcwvwXViJMfH1G9nM4IGeZo5V9

Речь, собственно, даже не о дури российских и нероссийских властей. Речь о концепции “охраны” животных, которые бешеный принтер отксерил, завизировал, отлил в граните, и изготовился накрыть тем гранитом все, что не успеет отбежать подальше.

Понимаете, так называемые “защитники” животных (не путать с реальными защитниками, которые сейчас воют ранеными волками), от профессиональных кормильщиков дворняг, до борцов за отпущение пушных зверей с ферм в пампасы и всеобщее веганство, несут даже не ересь - они живут с сотней взаимоисключающих параграфов в голове, и пытаются навязать их миру. И горе миру, когда тот под них прогибается.

За что вообще идет борьба?

Формально - за две вещи, которые только в крайне недалеком мозгу могут слиться воедино:

А. За гуманное обращение с животными. 

В. За сохранение природы.

Начнем с того, что уже эти две цели на практике диаметрально противоположны. “природа” как биосфера, с ее пищевыми цепочками и прочими радостями, никаким местом не гуманна. Она красива, эффективна, жизненно необходима, но какой тут, нафиг, гуманизм? Система, работающая на ежедневном многомиллиардном взаимопожирании, имеющая в качестве необходимейших деталей болезни, паразитизм, голод, жару, яды, и борьбу, борьбу, борьбу всего со всем, к гуманизму относится только одним боком: тем, что ты, дорогой читатель, преуспев более других видов в пожирании и вытеснении всего и вся, сейчас можешь себе позволить о том гуманизме порассуждать. 

Так что извините, граждане, апелляция к “природе”, как к источнику гуманизма - это даже не смешно. Гуманизм - человеческий конструкт, который человек медленно и болезненно строил тысячелетиями на хлипком фундаменте природной доброты высокоразвитого существа по отношению к “своим”. Строил по мере выхода из “природной” системы, наращивая этаж за этажом по мере утраты “природности”. И быть к животным  более жестоким чем сама “природа” человеку не дано, хотя он честно старался.

Ну, ладно. Мы люди. Мы, предположительно, гуманисты. Мы, в общем и целом, желаем всему живому побольше счастья, поменьше страданий. Вот лично я, плюс-минус, желаю. И фактически все знакомые мне вменяемые люди плюс-минус желают, если и делая исключение, то, в основном, для отдельных экземпляров хомо сапиенс. И ты, дорогой читатель, наверное тоже желаешь - тому живому, чья судьба тебя хоть в какой-то мере колышет. В конце концов, какими мудаками все бы мы не были, в первую очередь мы дети той самой природы, и причинение зла живым существам для большинства из нас все-таки средство, а не самоцель. Какие у нас могут быть настоящие моральные ориентиры в этих вопросах?
Перво-наперво, выбрасываем нафиг абстрактно-размытые цели, формулируем конкретно: Итак, борьба идёт за
А. Максимальное благополучие каждой особи существ нечеловеческих видов. Уже просто потому, что если оное благополучие не важно само по себе, то теряется и смысл оценки человеческих поступков на него влияющих, коих принято называть “отношением к животным” и оценивать по степени гуманности.
А. Благополучие, насколько это возможно, измеряется в соотношении счастья и страдания, пережитого существом за время его жизни.
В. Сохранения биосферы. Нет, уважаемый читатель, не абстрактно-поэтической природы - ей-то как раз опасность не грозит, да и для её охраны хрен что сделаешь, кроме установки знаков “скорости света не превышать!”, а биосферы, как совокупности биологических видов и условий для их существования.

Итак, как эти две цели, с матом и скрипом но свести, если не воедино, то хотя бы поближе друг к дружке?

Номером раз - прекращаем строить отношение с ”природой”, “биосферой” и “животным миром”, как чем то внешним. Человек может быть мозгом биосферы. Может быть ее раковой опухолью. Но не быть ее частью он не может. Для этого надо уничтожить либо биосферу, либо человека.

Номером два - стираем нахрен миф о “первозданной природе”.  биосфера - живой, пластичный, постоянно пульсирующий и меняющийся организм. Так что нет никакой “исконного состояния природы”. Есть состояния природы, определяемые как хорошие по признаку многообразия процветающих видов. Ну и более шкурно-человеческие определения состояний природы в плане позитивности для человека, от изобилия ресурсов и экологического благополучия его жизни, до чистой эстетики.

Номером три - любые попытки человека отстраниться от управления биосферой есть инфантильное зажмуривание глаз. Человек волей-неволей интенсивно влияет на изменения биосферы. Механизм, где абсолютно все связано абсолютно со всем по определению не способен функционировать так, будто в нем нет семи-восьми миллиардов хомосапиенсов и их жизнедеятельности. Варианта “ничего не трогать” нет. Есть только варианты “гробить биосферу, в процессе этого делая ритуальные тормозящие жесты” и “вести планомерную и продуманную работу по перестройки биосферы под новые условия”.

Номером четыре - стираем нахрен ложное уравнение естественно=хорошо. Адептов естественности отправляем лесом, жить без огня, орудий труда и искусственных конструктов типа гуманизма. А тем, кто не хочет бегать по лесу с голой задницей, питаясь сырыми кореньями, стоит понять, что хомосапиенс - не единственный вид, для которого “естественно” не равно “хорошо”, и изжить нафиг привычку измерять благополучие животных схожестью условий их жизни с природными.

Номером пять - исходя из понимания всего вышеперечисленного: что есть перестройка биосферы, кроме чисто разрушительных действий, вроде сокращения популяций и уничтожения видов?
На данном этапе развития вырисовываются следующие варианты:
Формирование новых ландшафтов. Создание новых источников пищи источников тепла/тени и укрытий. Формирование условно/симбиотических отношений с новыми видами животных/растений. Видоизменение живых существ, с целью адаптации их к сосуществованию с человеком/иными видами. Заполнение экологических ниш собою, или перемещенными/видоизмененными животными/растениями. Работа по сдерживанию размножения одних видов, и помощь в поддержании численности других.Ну и ещё энное количество всякого.

Номером пять: Что именно добиваться от биосферы? Как уже было сказано, приведение её в “первозданное” состояние суть мартышкин труд, ввиду полной мифичности оного. Под понятием “охрана природы” принято понимать “приведение биосферы на максимальном количестве гектаров в состояние максимально близкое к известному человеку и консервация в оном состоянии”. Сожалею вас огорчить - это не природа. Это, в лучшем случае, музей природы. Причём музей фиговатый - слишком много деталек в этом пазле не хватает, и слишком много деталей в нём лишние, начиная с самого хомосапиенса, которого как слово из песни не выкинешь. Так что критерий “максимально близко к тому, как было” для оценки изменений биосферы годится плохо. В сухом остатке, кроме утилитарной, эстетической и прочей пользы для человека, остается одно - разнообразие форм жизни процветающих в своих экологических нишах. На максимальном количестве гектаров, с максимальной плотностью, ясен план.

Номером шесть: Так как “неестественно” не значит “плохо”, создание человеком новых морф, подвидов, а то и видов для повышения разнообразия биосферы есть дело вполне благое, если видоизмененная живность сумеет органично вписаться в новые биосферные отношения.

Номером семь: Возвращаясь к цели А, нам, для начала, следует установить, каков минимальный уровень благополучия, при котором животному вообще стоило родиться и жить. Волей-неволей, в качестве допустимого уровня (по меньшей мере - нижней планки допустимого уровня), придётся взять дикую, условно свободную от влияния человека, природу. Если средний уровень благополучия дикого животного не рассматривать как, хотя бы, минимально приемлемый, то моральный долг человечества - уничтожить дикую природу как таковую.

Номером восемь: имея нижнюю планку допустимого благополучия, можно с уверенностью сказать, что любой новый формат жизни, создаваемая человеком для животного, будь то новая среда обитания, новый тип условно-симбиотических отношений с человеком, или видоизменение самого животного, есть благо, если средний уровень благополучия в этом формате равен “природному”, а уж тем более - если превышает его. Ясное дело, всегда лучше если лучше и совершенству нет предела, но именно тут пролегла граница между “так жить можно” и “так жить нельзя”.

Номером девять: любые количественные факторы умножают благо/зло, причиняемые животному тем или иным форматом жизни. Если считать уровень благополучия допустимым, то и повышение численности животных, живущих в этом формате и продление срока их жизни есть благо.

Номером десять: И да, дорогой читатель, уровень благополучия животного крайне мало соотносится с твоим представлением о благополучии, спроецированном на себя. Вискас, как фактор повышения кошачьего благополучия, определяется тем, как смачно его жрать кошкам, а не тем, насколько тебя от него тошнило, когда ты его попробовал. Стеклянное окошко в боку датской коровы как фактор снижения коровьего благополучия, определяется тем, насколько оно мешает жить самой корове, а не тем, как тебя крючит, стоит тебе представит себя с таким же окошком на животе. Не путай эмпатию с бездумным проецированием, а?

Номером одиннадцать: Отдельно, о смерти в этом вопросе: Если ты не знал, дорогой читатель, в природе умирают. Если ты не знал - умирают ВСЕ. И процесс этот редко бывает приятным или быстрым.
Оценивая уровень благополучия животного в созданном человеком формате надо об этом помнить. Плановость и рукотворность смерти животного, (которые “защитники” обожают употреблять в качестве “ужас-ужас-ужас”) вообще никак не есть фактор, влияющий на суммарное благополучие прожитой животным жизни. Значение имеют исключительно две вещи: насколько долго и счастливо жило животное, и насколько легко и быстро оно умерло. И да, если ты не знал, каждый умирает только один раз за жизнь. Скотобойни страшны как место концентрации множества смертей в одном месте, но к тому, легко или тяжело умирало каждое животное, это имеет крайне мало отношения.

Коротко суммируя, по совокупности обоих целей, человеку можно и нужно активно, пусть и в высшей степени осторожно и продуманно, работать над перестройкой биосферы, интегрируя себя в неё, а её - в свою повседневную жизнь. В этом свете все условно-симбиотические связи человека с животными и растениями - пищевые прирученные виды, рабочие животные, домашние питомцы всех типов, зоопарки, городская фауна - есть первые шаги по построению со-существования. Точнее - станут таковыми, когда человек полностью освоит здоровые отношения с остальными составляющими биосферы - не бездумного потребителя, не кающегося грешника, закаливающего грехи перед дикой природой (обе эти роли человек уже в совершенстве освоил, параллельное исполнение обоих крайне идиотично), а мозгового центра биосферы как таковой. Эйва не проснётся - ею можно только стать, усилием всего человеческого рода. И это потребует интеграцию в реальную природу, а не в страну розовых пони, существующей только в больной фантазии любителей кормления дворняжек.
Кто знает, может однажды мы таки полетим к звёздам - не одинокими путниками с символической кошечкой-собачкой под мышкой, а капитанами ковчегов, заселяющих новые миры земной жизнью.
Кто знает - может однажды мы найдём способ привнести человечность в саму природу. Пусть пока не хватает даже фантазии представить, как такое может выглядеть, но кто знает?

А пока просто хочу пожелать российским НАСТОЯЩИМ любителям животных: держитесь там. Жизнь - штука упрямая, она пережила многое, переживёт и бешенный принтер.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.