October 23rd, 2015

РЕПЛИКОН

Замумифицируйте мне полкило Рабина...

Скажу я вам, братцы-граждане, одну крайне гнусную вещь...
Сегодня, в плане отношений с арабами еврейское население Израиля, как на уровне государства, так и на уровне отдельных людей стоит перед крайне хреновым выбором: Повышать риски для себя и своих близких сегодня, или для своих потомков – послезавтра.
Правая мечта о массовом трансфере так и останется мечтою, пока по земле не ездит на белом осле машиах, которому законы природы вообще, и геополитики в частности не писаны. А до тех пор любой серьёзный трансфер арабов проходит по категории городского фэнтези.
Левый миф о любви и дружбе так и останется мифом. Нам их не за что любить. Им, нас, положа руку на сердце тоже. И будь трижды прокляты идиоты, придумавшие сказку о том, что эти любовь и дружба внезапно могут упасть на нас прямо с неба, аки голубиный помёт с оливковыми косточками. Горькое похмелье с той сказки наступило почти мгновенно, и не кончилось до сих пор.
В сухом остатке остаётся одно: Нам здесь жить. Потому что мы упрямые, и фиг куда подохнем. Им здесь жить. Потому что даже появись политическая возможность согнать их в море, даже в среде особо отмороженных КаХников вы задолбаетесь искать тех, кто реально будет куда-то гнать штыками миллионы женщин и детей. Про среднего бойца ЦАХаЛя я вообще молчу.
Так что вопрос, по большому счёту один: как нам с ними жить.
Можно дальше строить заборы, завозить тайландцев-индусов-филипинцев на замену арабским рабочим, максимально ограничивать въезд «палестинцев» на израильскую територию. И да – это реально понижает риски террактов, криминала, и изрядного количества другой дряни. Без дураков понижает.
Можно дальше работать, каждый на своём уровне, на интеграцию: Брать арабов на работу, покупть у них хумус и угли для кальяна, учить, лечить, тусоваться по их деревням, пускать их в свои города... Чётко зная: Они нас ненавидят. Не надеясь ни на какие любовь и дружбу. Рискуя жизнью своею и своих близких. Рассчитывая только на одно: Гоминоид такая скотина, что ко всему привыкает. Даже если гоминоид – невнятная хрень, именуемая «палестинцем», исключительно потому что такое и «арабом» не очень-то назовёшь. Привыкает ко всему – В том числе и к взаимодействию с Израилем как к неотьемлемой части своей жизни. И надеятся, что внуки этих обезьян с гранатами, в результате плотного общения с израильтянами вырастут во что-то более человекообразное.
И да, отдельно для господ леваков, мечтающих, что с появлением палестинского государства проблема арабской интеграции канет в пучины оного государства: Не смешите тапочки, оставленые у порога Эль-Аксы. Можно раздать хоть по трём государствам каждому палесу лично. Ви таки надеетесь, что от этого он внезапно обретёт экономическую самодостаточность, и тихо сядет под свою лозу и смоковницу? Ага, и будет под ними пасти розовых единорогов. Выбор, по большому счёту, останется тот же: Либо приучать граждан этого горе-государства, торчащего посреди Израиля как Ватикан на Красной Площади, и далёкого от экономической самодостаточности как Пекин от Сатурна к рабочим соседским отношениям, либо создавать у себя под боком совсем уж замкнутое гетто, а-ля нынешняя Газа. В данном плане поселенцы – реально святые подвижники, торчащие на острие взаимодействия Израиля с «Палестинской» глубинкой. Взаимодействия неохотного, рискованного, зачастую – болезненного для обеих сторон, но работающего на привыкание. На будущее. И даже если, (тьфу-тьфу-тьфу) трагедия Гуш-Катифа повторится в Иудее и Самарее, эти люди уже немало для того будущего сделали.
А я не буду корчить из себя героя – честно признаюсь: лично мне дороже моя шкура, шкуры моих близких, шкуры просто хороших людей, с которыми мне выпало жить в одно время. Хреновый из меня носитель бремени белого человека...